розовое тело горело как маяк

 

 

 

 

В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвёл овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождём дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Юнна Мориц. МОЙ ПОДВАЛ. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвёл овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк.

Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. С тех пор прошло четыре лета. Сады — не те, ручьи — не те. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник.

В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и пел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. МОЙ ПОДВАЛ. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвёл овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — журчал ручей, и цвёл овраг, черешни розовое тело горело в окнах, как маяк Всё то, что душу очищало, и освещало, и влекло, и было с самого начала, и впредь исчезнуть не могло! В саду пиликало и пело - Журчал ручей и пел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. С тех пор прошло четыре лета. Сады - не те, ручьи - не те. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и пел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Журчал ручей и пел овраг, Черешни розовое тело. Горело в окнах, как маяк. С тех пор прошло четыре лета. Сады - не те, ручьи - не те. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Мой подвал. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Мой подвал. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник.

В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело. Журчал ручей и пел овраг, Черешни розовое тело. Горело в окнах, как маяк. С тех пор прошло четыре лета. Сады - не те, ручьи - не те. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвёл овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождём дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Мой подвал. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник. Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и пел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Когда мы были молодые И чушь прекрасную несли, Фонтаны били голубые И розы красные росли. В саду пиликало и пело - Журчал ручей и пел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. В саду пиликало и пело — Журчал ручей и цвел овраг, Черешни розовое тело Горело в окнах, как маяк. Душа дождем дышала сладко, Подняв багровый воротник, И, словно нежная облатка, Щегол в дыхалище проник.

Полезное:


 



©